сердце тянется к сердцу

Categories Мимоходом

давненько не выступала Марта. Говорит — не в чем. Как и пристало женщине. Но я думаю, дело в нашем с ней перемирии. Дело в определённом доверии, в делегировании мне чести транслировать впечатления происходящего.
Интуиция, коей я доверилась, не подвела и подарила мне чувство почти равновесия. Это почти равновесие стоит ни на чём, что и делает его особенно прочным. По крайней мере, на настоящей момент, а большего мне и не надо, так ведь?
Сейчас я похожа на того парня, видела в окошко — катит не спеша на самокате в закат, затягиваясь время от времени цигаркой.
Завтра рано утром поеду к ребятам в Москву, немного жаль покидать закат, немного жаль, что без провожатых, но если занимаешься разрушением стен, то нет ни встреч, ни прощаний, есть наша общая тема, где бы ни были, что бы ни делали, близко и далеко, с губ не убежит молоко.
Сердце тянется к сердцу

оно

Categories Стишки

а потом я скажу всё как оно есть
если осилю сгрести в кучу слова как сухие листья
поджечь донести прелый удушливый дым
с промежутками разными до себя и
ты скажешь: вот оно што…
я подумаю: есть и есть
но тебе ведь оно лишь глаза разъест
полюбуйся лучше закатом,
солнышко

фракталы

Categories Мимоходом

особенно тревожит переход дня в ночь и наоборот
будто ненужная дробность лишает возможности плавно быть, пребывать, сеять и жать, равномерно дышать
и тогда же любые слова, разговоры, новости, заголовки дробят почти невыносимо, ненужно
так же и всякое дело — невозможность им охватить всё пространство из-за его дробления на звуки, мелькание, физиологические надобности, несовершенство нервной системы и прочих
едва зацветёшь и пора облетать
преодолеваю так: синхронизируюсь, впадая во все эти капилляры, полагая что нет никакой разницы
главное, не расстраиваться и время от времени спать

если молчать

Categories Стишки

если молчать не мешая музыке
ложкой мешая в груди пустоту
дринькать со словом хрустящим вприкуску
да подавиться однажды сдуру
музыка будет звучать как прежде
ты же прокашлявшись горлом вощёным
вдруг через край изольёшься нежностью
что в пустоте превратилась в щёлок
пусть разъедает чего жалеть-то
звуки — нематериальной природы
может быть солнечное сплетение
будет светить сквозь прорехи ровные
будет светить побеждая косность
всем и всему без места и времени
и проходя ненароком возле
я наконец-то тебе поверю

Categories Мимоходом

в детстве любила, когда бабушка часами трындела по телефону, перемывая всевозможные кости
очень уютно было заниматься своими делами под стук этих костей, тихо радуясь отвлечению от меня внимания
всё, что угодно, лишь бы отстали со своей терапией банальностей и хирургией морали
гомеопатией слов в моём окружении не владели

зеркало для героя

Categories Мимоходом

На призыв мой тайный, страстный
О, друг мой прекрасный,
Выйди на балкон

влюбилась в серенаду из оперы Бизе после первых вступительных кадров фильма “Зеркало для героя”. И в диссонанс, наконец-то понятый с помощью картинки и звука. То есть, в мир, таким образом всегда воспринимавшийся. Марта говорит:
— Раньше ты была другой. Не стоит зацикливаться.
Или это Андрэ говорит. Они порой сливаются в этой ужасной занудной трезвости, которой так мне не хватает.
Я говорю:
— Объём переполнен, не влезает ни книга, ни выставка, ни постановка. Разве что публикация как-то боком протиснется, вызывая по утрам тошноту и погрешности вестибулярки днём. Куда всё это уместить среди моих костей? Там, посерединке, есть самое ценное, пульсирующее, в нём-то и зашифрована красота этого мира, собираемого когда-то минута к минуте, цвет к цвету, слово к слову. И теперь она попросту узнаётся при взгляде, при вдохе, при прикосновении. Смотрю на твою ладонь и понимаю — всё, что происходит — причина для взгляда на себя со стороны. Смотрю и корректирую, ориентируясь на то, что в самом деле интересно, собираю повсюду, будто лучи, где собственный текст как фотосинтез и свет обретает новые очертания.
— Тогда действительно лучше серенаду.
И поют в два голоса. Если настроение совпадает

улисс

Categories Стишки

отражение в окне вагона
посмотрело в мою сторону
как раз когда бык маллиган
начинал своё башневращение
начинал свой троллинг
долго так ехать в метро из одного
в другой конец города
поневоле вскинешь глаза
на окно напротив
и вздрогнешь

несколько слов о

Categories Мимоходом

боге

в детстве молилась Афине. Необходим был внешний диск, лучше всего подошла она. С тех пор все прочие варианты были лишь на уровне теологии. Лучший — когда кажется, что и бога, и меня нет.

 

страхе

кажется мотором жизни, едущей к смерти. А также позывным, вызывающим бога. Что не мешает испытывать удовольствие от нелепой мысли о собственной воле.

 

восхищении

восхищает совершенство. Всего на свете. И света тоже. Восхищает совершенство математики и вирусов, природы и сознания. Когда находишься вне их сетей.

 

вирусах

не могу не выделить. Даже удивляюсь, отчего не вытеснили в своё время с алтаря Афину. Видимо, когда я узнала об этих совершенных нежитях, об этой идеальной форме нежизни, делающей с жизнью всё, что угодно, мой скепсис позволял оснащать алтарь лишь с эстетической точки зрения, — так  мраморный будда формально вытеснил вирусы.

 

ревности

всегда много. Старалась быть хорошей девочкой и думала, что уж у меня-то точно её нет. Но со стороны оказывалась той самой слепой девочкой, которая выдувала под нос пузырь, — Представляю, сколько они себе положили! Что не мешало оставаться в своих глазах хорошей. Помогает чувство, что меня нет, никакой.

 

любви

то не хватает, то с головой. Лучшая бывает, когда меня в ней нет. Она есть, а я — нет. И тогда все, кого любовь обнимает, могут даже что-то узнать о счастье.

 

счастье

как свобода, понятие трансцендентальное. Вероятны их совпадения друг с другом, а так же с нашими жизнями на какой-то миг, когда нас нет.

 

смысле

с детства настойчиво требовали его наличия. Вырабатывала, как могла, но потом оказалось, что без него проще. Освободившись, ушла в вольные мозгопашцы. Праздную юрьев день ежедневными демонстрациями бессмысленности.

 

дураках

с детства учили, что это глупые люди. Хотя по всем сказкам выходило не так. Выходило, что дураками их называли из-за асоциальности и отсутствия морали. Обратная сторона дураков неимоверно привлекательна. Чего не скажешь об обратной стороне признанных умников, её у них зачастую вообще нет.

 

жизни

когда-то была кем-то распланирована. Потом стала непостижимой. Что страшно её украсило.

 

удовольствиях

они — как обратная сторона дураков. Лучше, когда удовольствия можно разделять.

 

детях

как зеркало. Зеркальные сферы, космические объекты, обладающие целебными свойствами. Вырастая, становятся планетами со своим собственным климатом и рельефом.

 

смерти

встречается по сто раз на дню. Буквально, путается под ногами и в голове. Исчезает, когда меня нет.

 

себе

нечего сказать. Нечего сказать о себе отдельно. Я говорю о себе — говорю о нём. И наоборот. Всё сквозь призму моего настоящего дня. Есть день — нет меня

что-нибудь такое…

Categories Мимоходом

был футбольный чемпионат, что ли. Судя по всему, — какое ещё эхо ближайшее могло отбить подсознание?
— Да тебе всё равно, что отбивать, лишь бы попасть.
— Куда?
— По мячику.
В общем, Марта лучше знает, поэтому неважно, что было. Шумело, стучало, играло. Но в перерывах мы устраивали представление, театральное шоу, в конце которого я качалась под куполом на трапеции. Хитрая система тросов, всегда внезапных — цеплялась не столько за них, сколько за интуицию. Но было весело. Потом мы шли на трибуны, искали места поукромнее и там тоже что-то представляли — чаще всего, как после окончания поедем куда-нибудь на природу, как мы любим — с небольшим бюджетом и беседами, — устроим себе перипатос, так сказать.
Дальше получилось так: мы узнаём, что артисты — мы, то есть — по окончанию подвергнутся уничтожению. Именно такая фейсбучая формулировка. Нет, скорее, мэйлручая. Истребить нас должны будут немедленно.
— Ты слишком много болтаешь.
Да, именно за это.
И вот нам выплачивают гонорар какими-то рублёвыми монетами. Мы пересчитываем и находим одну необычную монету — с глубоким рельефом, полностью заменившим все валютные признаки — там был инь-ян в кружочке на реверсе и что-то растительное, наподобие символа Гипократа на аверсе.
Эта находка гораздо любопытнее нашей близкой участи, гадаем, что бы это, зачем бы это, может, это что-нибудь такое? Внезапно она выпадает из рук от неожиданности — кошка промчалась по ноге, оттолкнувшись когтистой ногой под моей коленкой.
И я проснулась, в очередной раз избежав чего-то.
За окном шёл дождь.

Categories Мимоходом

прежде чем стать писателем, приблизившись к точке писательской реализации, к высшей форме писательского земного существования до растворения из конечной фигни в бесконечном ничто — к колумнистике, — необходимо понять две вещи:

ты сколько угодно можешь торчать на самом себе и своих проекциях, доставляющих любовь, радость, бешенство и так далее, но это дела, невыносимые ни для кого и никуда. Без огранки ты не засияешь, без фильтров самая искренняя искренность будет не лучше пульсирующих кишок. Примерно как твои делишки в ванной и ты, выходящий часа через два, сияющий простотой и открытостью. Так что предлагай не себя, а то, на чём ты торчишь. Именно это приближает к истине, особенно расфасованное тематически.

пока ты ждёшь рассвета, просвета, подсветки и прочих источников, чтобы синтезировать слова, кто-то напишет слово свет, повторит его крупно посреди колонки и вот он уже едет в сторону, прописанную им же, особенно если свет написан зелёным

а, да. Ещё нужно быть умным. Но тщательно это скрывать за лесом из слов.