donator

Categories Мимоходом

догадалась о подоплёке явления, доставляющего мне неистовую радость последний месяц. Это личное, поэтому не громоздите параллелей и прочего.
Догадалась, хотя могла просто прочесть, заглянув наконец в конец моей книги жизни, она же как раз и придумана для таких, о которых: — Так вот оно как всё, оказывается! — вскрикнул и отошёл. Опять не зная, куда. Возможно, в параллельную очередь.
Догадалась о том, почему мне так радостно ходить в чьей-то одежде, особенно, в одежде близких людей: у меня практически нет своей. В смысле, новой, сшитой по мерке, по случаю, купленной в универмаге, на рынке, на турецко-китайском развале и в прочих модных местах.
Когда ты надеваешь одежду другого, близкого человека, ты не приобщаешься к его приключениям, как я думала прежде. Нет.
Близкий человек от того близок, что владеет привлекательным для тебя сокровищем: чертой характера, внешности, поведения, взгляда, судьбы.
Вызывающим не зависть, а гордость, уважение. Что-то настоящее, исконное, уходящее ко времени клеточного деления. Когда соперничество было стимулом для развития, а дружба — для обмена необходимыми компонентами.
Примерно, как древние воины, по уверениям древних психологов-сказочников, уважали своих врагов, считая их не столько врагами, сколько своим альтер-эго и, побеждая их, вроде как приобретали в какой-то степени их силу.
Потом, по уверениям следующих психологов, почти всё приобрело символический характер, зачастую вообще без расшифровки. То, что некогда что-то стоило в плане чести и достоинства, стало стоить в денежном эквиваленте. Потому как что-то о себе доказывать стало необязательным, раз любые доказательства вполне заменят деньги.
Но видать подкорку просто так не убедить и она продолжает жить своей жизнью, выдавая странные результаты и тексты.
И порой, радуясь чему-то своему от ношения одежды друзей, делает в этом отношении разные выводы.
То есть вот ты, как ни в чём ни бывало, донашиваешь одежду.
А по сути, как древний воин, попросту съедаешь сердце, печень, — или что там для тебя представляет особенную проблему, — своего лучшего друга, чтобы обрести сокровище.
Вплетая в свою жизнь самую лучшую для тебя часть его жизни, не отнимая её, а всего лишь донашивая