Соболенко

Categories Мимоходом

мой дорогой друг рассказывает о девочке-поэте, представленной в своё время «самому» Бродскому. И получилось, что девочка хайпанула собственной земной славы не без участия метра, вернее, его имени, прозвучавшем рядом с её. А потом, утратив мимолётное, пропала с радаров.
— Дорогой друг, ты же понимаешь, что это две разные миски: творчество и признание. В редких случаях вторую приносят бесплатно. А так жизни не хватит расплатиться. Поэтому либо творишь, либо зарабатываешь лайки.
— Понимаю.
— А Витя? Если нас упоминают вместе с ним, съедаем ли мы халявные порции похлёбки славы?
— Судя по его словам, кому-то этих порций не достаётся. И начинаются разговоры, что Вити слишком много.
— А разве нет? Когда я стою рядом с ним, я словно у подножья горы. Или у пупка горы — ноги давно укоренились, струны сплелись с корнями, звуки заимствует ветер…
— Ветер и Витя успешно стартуют с Васильевского…
— Когда-то мне сказали, что меня слишком много, я попыталась замолчать — ничего не вышло, разве что слышать подобное перестала. А Витя, он большой, как Вождь из романа Кизи, он пробивает окно и идёт туда, куда ему нужно. Подозреваю, что когда человек выражается музыкой, весь мир для него — музыка, а люди, которые этого не понимают — всего лишь скверно звучащие инструменты.
Он буквально притягивает огромное количество хороших музыкантов — по крайней мере, так это выглядит со стороны — и, что самое очаровательное, все они пируют именно вокруг той, первой миски, наслаждаясь всеми оттенками творчества. Собственно, отсюда и доверие, и поэтому я без колебания развешиваю свои профанские уши.
Пройдя за пару лет некоторую музыкальную дистанцию параллельно с ним, я не то чтобы лучше стала разбираться в природе звуков и тому подобном — нет, как была зацикленной на себе невеждой, так и осталась. Но мне кажется, не без участия Вити я стала внимательней к собственной фальши.
Но я могу написать и стереть. А в музыке такое не прокатит. Прозвучал так прозвучал. И дребезжание струны какого-нибудь там четырёхсотлетнего инструмента под твоим смычком будет истинной критикой против любых сторонних мнений. Витя человек-гора. Он знает, каким аккордом ответить.