как я провела лето

Categories Мимоходом

в самом деле, как?
из хороших новостей: у меня появилась грудь, за которую можно подержаться. я от этого не в восторге, поэтому держусь за неё как правило не я.
из остальных новостей у меня сильный токсикоз. тошнит от мыслей и просто так. хотя говорят, и просто так не бывает без мыслей, даже у монахов вряд ли бывает, но зато у монахов не бывает токсикоза.
я лежу на кушетке у моего внутреннего психотерапевта, который пытается дочитать интересную книгу и немного раздражён не слишком приятным тембром моего голоса, изредка создающим помехи сюжетной линии.
и тем не менее, именно он сказал мне записывать всё это, хотя ничего вообще никогда писать больше не хочется, потому что а) смотри выше и б) сейчас разберёмся.
я третий раз беременна за последние два года и с такими темпами мы могли бы стать многодетным гнездом, если бы не впадали в отрицалово, кое не пробивает даже удивительная настойчивость одной и той же линии передачи генного материала, ведь кроме дяди Нила, пришедшего по другой линии, никаких таких прецедентов больше не возникало за мою достаточно разнообразную половую жизнь.
как работает механизм репродукции: ни за что не хочу быть причиной для появления новой страдающей жизни, но вот она начинает отгрызать себе место в мире, начиная с моего живота, и на сцену выходит инстинкт. гормоны, мать их. и вот я хожу, словно с Сартром в кармане, словно с гирями на ногах, но в выпученных глазах светится самка, закрывающая ладошками обзор здравому смыслу.
как работает взаимопонимание: ещё вчера мы проводим время почти идеально. наверное, у европейцев даже есть название таким отношениям без обязательств. когда всё по-честному — и любовь, и нелюбовь, и желание, и согласие. конечно, кластерные боли эго нет нет, да дёрнут за ниточки, взвоешь конечно, мол, а как же романтика-страсть и прочая цыганщина. но потом встряхнёшься и вновь дышишь не бесчинствуя, как предлагал Павел, расчувствовавшийся в своих духовных практиках и рассказавший про любовь всё-всё. так вот, вчера всё хорошо, а сегодня мы узнаём, что снова наши клетки решили всё за нас. и что же? мы становимся двумя армиями, вернее, во главе двух армий этих клеток. где мужские в панике кричат, что всем оставшимся теперь хана и кастрация, моральная и прочая. а женские рыдают, что у них был шанс создать новый мир, но раз он нихрена не нужен, то лучше всего самоубиться.
— так-так, — психотерапевт ставит палец на строчку и поднимает на меня загоревшиеся глаза.
я замолкаю, немного гордясь проявленным ко мне интересом, потом, прикрыв глаза, заканчиваю, — завтра пойдём в клинику, узнаем срок и подумаем, каким способом лучше объявить амнистию. в прошлые разы получилось очень нехорошо. с тех пор мы несомненно духовно выросли, но телесно одряхлели, я-то точно. так что на всякий случай пока… пока что не буду записываться на следующий сеанс, тем более, что меня позвали в путешествие по Монголии… (во внутреннюю точно не откажусь)