блин

Categories Мимоходом

бывает, что низкие облака так удачно раскрашиваются рассветным солнцем, что кажется, будто плоскость неба едва ли не ближе, чем плоскости потолков и крыш, условными горизонталями отделяющие нас от безмерности всего возможного пространства. Странно, но именно ощущение космоса за плечами обновляет версию о плоскости Земли. По большому счёту, открытие её сферичности не прибавило в нашу жизнь ничего, кроме жадности. Как и открытие мозга, и его потенциала мало что принесло к тем небольшим, как считают, процентам, на которые он работает у большинства из нас. Мы как топтали блин, так и продолжаем топтать с жалобами, что он опять вышел комом.
Когда я пишу о небе, я всё равно пишу о себе?
Солнце отражается в окнах и стёклах моих очков, идущие навстречу люди выглядят невозмутимыми рейнджерами, уходящими, не оглядываясь, из эпицентра взрыва. В небе летают полиэтиленовые пакеты и птицы, вдоль тротуаров пробираются пакеты, лишённые тяги. Я выдуваю дым, над головой разлетается множество голубей — маленькое волшебство, подарок пересечения мыслей, иллюзия управления миром.
Я прохожу мимо блинной: все столики заняты с утра до вечера. Ощущение длинного, непрерывного поедания самих себя — если время между рассветом и полночью можно считать собой.