девушка и смерть

Categories Мимоходом

Почему так, я не знаю. Возможно, потому и так, что не знаю. Всё идёт и складывается, и распрямляется, и вновь складывается таким образом, что в уме не остаётся сомнений. Чуть появляются — оп — сложилось. А потом опять расправилось. С теми самыми людьми, с теми самыми книгами, фильмами, картинами, звуками, формами, с теми самыми темами, что нужны для жизни. Капли из капельницы. Вино из божественного сосуда.
Всё происходит так, чтобы мой путь к смерти был максимально приятен мне. И не слишком виден другим. Кроме нескольких близких друзей.
Бывают дни, когда я могу дарить, бывают, когда я благодарна любой помощи. И все они — лучшие дни.
Сегодня молилась чему-то вместе с Борисом Борисовичем. Полтора месяца ожидала вместе с билетом. Стараюсь делать это каждый год, не всегда получается совпасть фазой благоденствия, но я не теряю надежды однажды запросто подружиться с ним, одним из моих драгоценных учителей. Я скажу ему, — как же так, все мои друзья беседуют со мной на моей кухне, отчего же вы ещё нет? А он ответит, — вовсе не все друзья беседовали с тобой на твоей кухне, со многими ты говорила или во сне, или где-то ещё, даже с Мартой. Так что не надо ля-ля, — и поцелует на прощание в ухо, как когда-то во сне.
Почему всё происходит так, чтобы мой путь к смерти был максимально приятен мне, любовь моя? Это загадочно для меня и чудесно. Может, всё уже прекратилось и это лишь эхо когда-то прошедшего, своего рода тормозной путь? Слишком уж всё в уме моём прекрасно, — я либо сдвинулась с катушек, либо…
Однако я устала и очень хочу спать. Всё более чем прекрасно.