nothing

Categories Мимоходом

что, если не трусость, столь часто осознаваемая мной во сне, ставшая естественной моей средой обитания в попытке выжить, лишает меня памяти день за днём, год за годом. Выгрызает самые лакомые куски, без которых то протяжение во времени, что по инерции считается мной, становится швейцарским сыром или даже дыркой от бублика, — вообще не деликатес. Манера жить, забывая боль, перекидывается, как плесень, на всё остальное и радость, рьяность, ревность, робость, ровность — всё без разбора уходит. Оставляя лишь место, где я возможно когда-то была. И, не имея смелости сказать что-либо или сделать, покинула без остатка.