ннн…

Categories Мимоходом

не хватает закадрового голоса. Очень.
Идёт человек по ночному парку, ведёт за собой женщину, что-то иногда говорит ей тихо, оглядывается, приглядывается и себе под нос: трам-пам-пам…
А что ещё? Всё.
Ведь голоса-то нет. Нет голоса, равно интонирующего происходящее внутри и снаружи:
— В этот вечер ннннн.…. Ему ннн… Но нннн… Он подумал ннннн… А потом нннн.…. А в это время нннн.… А она ннннн.… И тогда ннн… На следующий день ннн…
И действительно всё. И никаких этих ваших метамодернов.

ритм

Categories Мимоходом

уже и не стыдно почти за однообразие слов — соприкоснувшись с природой понимаю, насколько они не важны.
Я навещаю её достаточно регулярно этим летом, чтобы заметить в ней то, чего нет у людей — многообразие и однородность, движение и покой — одновременно.
Я подхожу к берегу, чтобы понять, как она это делает, но вместо этого попросту исчезаю в ней, забываю вопросы и недоумения.
Исчезаю вместе с пространством и временем.
И даже желания и поражения, продолжающие тревожить, впадают в общий размеренный ритм, становясь естественной формой жизни, а не вершинами и провалами, становясь единственной формой жизни.
Когда моя нужность и нежность или ненужность, стремление или равнодушие остаются со мной как одежда, как кожа.
А я просто стою и смотрю на то, как небо сливается с морем

птичка

Categories Мимоходом

коротая время и продлевая жизнь во дворце, наполненном туристами и в его окрестностях, то и дело выбираю тропы меж любителями бестолково потолпиться, любителями зачарованно постоять эдаким паучком, сплетая в голове какие-то нити видимого в какой-то свой смысл, мастерами походить эдакой каплей мёда, соперничая с предметами искусства и конечно, мастерами пофотографировать.
Самые явные мастера этого дела — гости из Японии. Вроде бы. Могу ошибаться и сделаю поправку на Корею и Китай. Суть в том, что их манера фоткать напоминает боевые стойки. Они умеют так раскорячиться и застыть в ожидании подходящего ракурса модели, что кажется, их камеры сейчас родят не птичку, а луч лазера. Не знаю, кого они копируют при этом, наверняка же копируют, что-то же должно быть в основе такого подхода. Может быть, студийная работа, может быть, операторская — такие позы очень характерны для гротескных крестьян в фильмах круассана — но тем не менее, в этом есть своя гармония и пластика. И чувство пространства, и чувство тела.
Чего почти не наблюдается у нас с вами. Я не предлагаю непременно раскорячиваться при съёмках друзей на фоне достопримечательностей, я говорю о нашей общей зажатости. О том, как выдают нас свёрнутые плечи и вытянутые вперёд шеи, как это говорит о присутствие в нас настолько ценного, что мы даже самим себе не решаемся открыть и показать. Может быть, доверия? Непринуждённости? Самодостаточности? Желания играть вне всяких границ взросления и прочего положено-неположенного, стыдно-нестыдного.
Мы вытеснили из жизни многое, связанное с нашим естеством так, что почти вытеснили саму жизнь. Оставив условные траектории и дозволенные реакции. Оставив вместо тела некую душу, постоянно загоняющуюся или загоняемую в полярных направлениях, при этом не умея толком объяснить, зачем.
Что происходит в головах и судьбах людей с иной культурой и историей — я не знаю. По книжкам и фильмам кажется — что-то похожее. По живому общению — что-то иное, параллельно-мультивселенное. Хотя в том самом сокрытом ценном мы все параллельны, похожи и непохожи, танцуя свой собственный танец.
И не исключено, что у всех людей есть общая психологическая проблема — то глубоко, то не очень хранится ожидание удара палкой по голове за… за неважно что.
Но только не все готовы заранее себя пороть, потому что понимают — это не отменит палку, буде она так уж прямо заложена в этих наших альфа и гамма ритмах. И кто-то будет раскорячиваться, как ему удобно или как он считает логичным, кто-то будет танцевать на крыше, а кто-то будет коситься на всё это и сворачивать свою вселенную до еле видимой точки.
А Солнце будет всё так же всходить и заходить, для всех одинаково, вне зависимости от

жар-птица

Categories Мимоходом

в конце забытого, но очень доброго и тёплого, и тем редкого для меня сна, оставившего в памяти изысканный каллиграфический след, я и ещё одни персонаж любовались вместе рассветом, что-то вроде туманных гор акварельной отмывкой или китайской тушью — очень красиво и радостно просыпаться
проснулась от холода, больная, неужто внутренний жар разрисовал подсознание, как зима украшает окна узорами льда

кажется всё мур-мур

Categories Мимоходом

как бы ни был опытен, внимателен или расслаблен, ни за что не угадаешь, какие ещё мелочи станут препятствием для понимания
что станет лежачим полицейским или вообще детонирует, разметав бликами света клочки твоего разума
идёшь себе такой по своему жизненному пути, и кажется всё мур-мур, и все действия кстати и даже почти понимаешь и понимают тебя, остановился завязать шнурок, а у спутника вдруг что-то там перемкнуло, какой-то смутный образ наложился, тревожная тень шнурков или остановки, или ботинка и всё — ты убит, и иди со своим ботинком куда хочешь, жопа обезьянья
неисповедимы проекции на мир чужих нейронных связей
впрочем, как и своих, кстати

утка

Categories Мимоходом

утка лежала в воде лицом вниз
иногда шевелила лапами и делала движения туловищем в попытке справиться с мышцами шеи
утка была на пороге, скорее всего
и было не по себе не от того, что не сработал реанимационный набор, не от того, что его идея шевельнулась примерно как утиная шея, а потому что мы сами лежали в воде лицом вниз
и идеи … как наши шеи

крапивницы

Categories Стишки

всё что не сказано
на закате вскипает
сырая кора осушается крыльями
белое станет белее с чёрной вышивкой
передают крапивницы шифр
незаметной посадки
с несказАнным внутри
оно так недолго
и далеко но
не убежит молоко
с губ твоих

в сторону Свана

Categories Стишки

пытаясь вычерпать из Пруста
его любовь, его мир, его… ну да, вы знаете рифму,
чтобы хоть как-то обогатить словарь видимого,
я подумала: этот поток в океане
подобен бутылке Minervois, — похожий состав,
эпохи разные,
что я смогу донести, узнав
о том, как влюблённый герой говорит «здравствуйте»
отражению своей гормональной формулы?
да ничего нового

Categories Мимоходом

он подумал о двусмысленности ответа другу, что рад ему и без пива
подумала об однозначности наших встреч

он

Categories Мимоходом

что — узнаваемо? То,
что накладывается подобием на русло твоей жизни, в которую не войти дважды? В которой не утолить жажду, сколько ни пей — всё испаряется, счастье, горе, надежды и впечатления. Сколько ни пей. Сколько людей, интересно, готовы нажать на репит? Впрочем, оставим рэперам дворовую философию, классный жанр, но без веры в себя он ничто. Йоу.
Я узнала другое. Вернее, другого. Вернее, мне следовало бы писать анамнезы, а не слова икебаной выкладывать о короле придуманного бала. Я не следую тому, что следует, поэтому икебаню: пишу, подравниваю, засовываю в выпитую бутылку и отправляю в море. Представь, какое путешествие, если читаешь это сейчас, ну так вот. Он — узнаваем. Я повторяюсь, но я не вхожу дважды. Я узнаю глубже, когда-то нырнув. Сама, без письма, без бутылки. О, познавать ближнего такая радость. Она как движение в никуда, пойми, это больше, чем движение от слова к слову. Это сикстинская капелла, вращающаяся над головой созвездиями необъяснимых причин и следствий, тяга к которым равна тяготению мореплавателя к туманной, не нанесённой на карту земле.
Он гениален. Как все мы в чём-то своём. Но не все находят ту самую дверь, через которую можно выйти наружу, и не однажды.
Его тексты растут из семян иных языков, привезённых из кругосветки мыслей. Его камера видит объёмную суть, не включённую в жертвенный растиражированный список.
Поиски света в слепом пятне, видимость ненавидимой бытовой утробы, опыт жизни внутри и вне, вся эта алхимия с именем идеала высшей пробы… может быть, миллиарды шагов, может, один шаг. Можно любить, но главное, не мешать